rus

К всеобщей выгоде

12 июня 2017

Владимир Романовский - К всеобщей выгоде (20.06.2017)

Владимир Романовский: бизнесмены могут быть разными: талантливыми или нет, жесткими или мягкими, но основное их качество – умение ставить перед собой задачу и твердо следовать заданному пути

Гостей головного офиса Института проблем предпринимательства (ИПП) в первую очередь встречают скульптуры пионеров, расположенные по обе стороны от входа. Скульптуры эти удивительным образом соответствуют тому задору, с которым сотрудники ИПП выполняют свою повседневную работу. Есть и другой «месседж» - 25 лет назад Институт проблем предпринимательства стал одним из пионеров в новейшей истории консалтингового российского бизнеса. В интервью журналу «Управление бизнесом» директор ИПП Владимир Романовский рассказал о том, какой опыт наработан за прошедшие годы, о развитии и стратегии ведения бизнеса.

- Какими конкурентными преимуществами располагали ваша компания четверть века назад?

- В первые годы основным направлением нашей деятельности был, как я это называю, «конфликтный рынок» – когда мы помогали нашим клиентам защищать их права и законные интересы в ходе дружеских (и не очень) визитов налоговых и правоохранительных органов, в уголовных делах, а также в корпоративных конфликтах. С одним из таких кейсов мы, собственно, и сделали первый существенный рывок на новый уровень работы: помогли одному из известных в то время бизнесов отбиться от предъявляемых ему экономических обвинений. Сделали это профессионально, качественно, дело в итоге не дожило до суда. Получилась знаковая история, и в ИПП стали обращаться другие крупные клиенты.

В таком «секторе услуг» ключевым достоинством была клиентоориентированность. И здесь мы были на высоте с самого начала: могли работать круглые сутки, не боялись проблем и конфликтов, слышали нашего клиента и заботились о нем. За это нам прощались и недостаток опыта, и случавшиеся технические ошибки.

Некоторые наши заказчики считали, что мы также хорошо можем справиться с выполнением любых бизнес-услуг. Мы и сами одно время так думали. Ошибались, исправлялись. Так мы сконцентрировались на консалтинговых услугах в области права и экономики, то есть на аудите, оценке, юридических услугах, консалтинге. 

- Но не так давно, выступая на Форуме бизнеса Северо-Запада, организованном журналом «Управление бизнесом», вы сетовали, что объем предоставляемых юридических услуг, связанных с арбитражем, уголовным преследованием и банкротством, вновь резко вырос…

- Действительно, сопровождение уголовных дел в сфере так называемой беловоротничковой  преступности – хит последних двух лет, за которые выручка ИПП от оказания услуг в этом сегменте выросла в 12 раз. Не меньший спрос на банкротства, арбитражные дела и акционерные споры. Надо бы радоваться росту финансовых показателей, но подобная тенденция говорит о росте агрессивности бизнес-среды в условиях ухудшения экономической ситуации, а также об устойчиво низкой культуре управления части менеджмента предприятий. Результат этого – ухудшение инвестиционного климата.

- Силовики говорят, что они борются с экономическими мошенниками, а вы так не думаете?

- Далеко не все эти «мошенники» - мошенники. Посмотрите, какое количество проблем сейчас у акционеров и топ-менеджеров, чья результативность в основном их бизнесе не вызывает никаких сомнений. В следственных изоляторах и под судом подчас находятся люди, плодами трудов которых гордится вся страна.

Времена существенно изменились, но не все это заметили. В начале 90-х оперативники приходили с обыском на склад, им говорили: «Он частный», и прокурор района не мог внятно сказать, можно ли проводить при таких обстоятельствах следственные действия или лучше не надо. Сейчас все иначе: неприкасаемых нет или почти нет. Поддержка «влиятельных людей» не дает гарантий. А привычка вести дела по принятым правилам и не полагаться на авось у многих так и не сформировалась.

- То есть вы защищаете клиентов в уголовных делах и арбитражных судах?

- Нет, мы позиционируем себя не как адвокаты и «банкротчики», но как консультанты. Вся вышеупомянутая «военная» часть нашей специализации – это по существу единая тема: защита активов. И мы стремимся к комплексным решениям в этой сфере, чтобы у нас были долгосрочные и успешные клиенты, а у клиентов – наша экспертная инфраструктура и цивилизованный бизнес-ландшафт. Ко всеобщей, я бы сказал, выгоде.

- С «войной» понятно. Есть ли что-то позитивное в сфере «мира»?

- По первым месяцам текущего года мы видим изменение ситуации к лучшему. У нас резко вырос запрос на услуги маркетингового и стратегического консалтинга. До кризисных времен это были очень интересные и хорошо растущие направления деятельности. При этом более 50% от числа заказчиков составляли иностранные компании, заинтересованные  получить объективный  анализ состояния конкурентной среды в той или иной сфере,  разработанную ценовую стратегию для входа на новые рынки, оценку адекватности и жизнеспособности продукции или системы продаж предприятия, которое планируют купить, и так далее. В 2008 году заказов на подобные исследования стало меньше, и вот теперь все разворачивается обратно.

То, что маркетинг, разработка стратегических концепций вновь стали востребованы, –  хороший знак, говорящий о восстановлении потребительского спроса, улучшении экономики в целом.

- Красивая задача – помогать развиваться бизнесу…

- Мы всегда были заточены на это. На поддержку экспансии, сопровождение сделок, реструктуризацию холдингов, когда порой десятки предприятий предстояло выстраивать в единую бизнес-концепцию.

Меня радует, что вырос спрос на наши услуги у предприятий конкурентных сфер предпринимательства. Еще лет пятнадцать назад мы формировали основную часть бюджета ИПП на заказах предприятий электроэнергетики, федерального транспорта, нефтегазового сектора.

А вот сейчас для нас самая «золотая» индустрия – строительный комплекс (включая девелопмент и инфраструктуру), нарастает объем работ в таких отраслях, как агропром, фармацевтика, индустрия высоких технологий.

- И какие услуги востребованы растущими секторами частного бизнеса?

- Несколько лет назад мы подписали контракт с успешной IT-компанией, которая с целью своего дальнейшего развития планировала привлечение стратегического глобального инвестора, однако их корпоративная структура не соответствовала международным стандартам инвестирования. Мы выполнили сложный комплекс работ, в том числе полностью реорганизовали корпоративную структуру компании-клиента, формализовали и защитили права клиента на весь объем созданного программного продукта, разработали и внедрили пакет мероприятий по управлению рисками предприятия, структурировали и сопровождали сделку с инвестором. В итоге контрольный пакет компании приобрела французская компания Ingenico, один из глобальных лидеров отрасли. Этот наш проект – пример инвестиционного консалтинга, в результате которого должны улучшаться многие показатели бизнеса: правовая защищенность, инвестиционная привлекательность, да и просто стоимость актива.

- Ваши заказчики в основном компании, с которыми вы ведете переговоры напрямую. В государственном заказе принципиально не участвуете?

- Действительно, работаем с клиентами традиционными путями: знакомимся, выполняем задания, закрепляем репутацию, подтверждаем компетенции - и строим долгосрочные отношения. У нас есть клиенты, которых мы обслуживаем больше 20 и даже 25 лет.

В государственном заказе мы порой участвуем, но это все же единичные случаи. Госорганы сейчас слишком увлечены законами о госзакупках. В нашей сфере это подчас похоже на театр абсурда: в тендерах выигрывают фирмы, о которых никто ничего не слышал, а иногда фирмы с позорной репутацией, крупные контракты распределяются за 5 рублей и даже за отрицательную стоимость, срок исполнения масштабного проекта – 5 дней с момента окончания торгов. Власть придержащие в курсе событий, но не могут ничего изменить, как сами утверждают. Обсуждать при этом качество работы, по-моему, просто смешно.

Мы по таким правилам работать не умеем и учиться этому не будем. Мы уж лучше по старинке: знакомимся с руководством предприятия (бывает, что и государственного), приносим рекомендации давних клиентов, рассказываем о наших преимуществах, конкурируем с нашими коллегами на понятном нам поле – качество, надежность, реальная цена.   

- В заключение консультация от Владимира Романовского -  какой должна быть стратегия ведения бизнеса в новой экономической реальности? 

- Главное условие – воля к победе. Это качество определяет все остальное. Бизнесмены могут быть разными, но основное – умение ставить перед собой задачу, цель и твердо следовать заданному пути. Должна быть стратегия, которую невозможно написать «на коленке», и путь ее выполнения должен быть выстроен в соответствии с деловыми принципами и реалиям времени.

 

Источник:
журнал "Управление бизнесом"
июнь-июль 2017 (№ 36)
Автор:
Георгий
Дмитриев
архив Пресса о нас