rus

Суд идет онлайн: как Россия переходит на рассмотрение дел по видеосвязи

8 мая 2020

Карантинные меры, связанные с пандемией коронавируса, парализовали судебную систему страны. Чтобы хоть как-то начать разгребать завалы дел, суды осваивают непривычный для себя формат — рассмотрение споров по видео-конференц-связи

Введение в конце марта карантина во всех государственных судах страны привело к тому, что зависли миллионы споров по всей России. По данным системы kad.arbitr.ru, в день арбитражные суды РФ регистрируют по 5–6 тыс. исков, в то время как решений принимают по 1,5–2 тыс. в день (судьи рассматривают срочные дела и ходатайства без вызова сторон, а также слушают иски в режиме упрощенного производства). Остальные дела откладываются на неопределенный срок, пока не будет отменен режим «повышенной готовности». Таким образом, за период карантина (с 18 марта по 24 апреля) количество нерассмотренных исков выросло примерно на 84 тыс. (поступило новых 142 тыс., решений вынесено 58 тыс.). А между тем растет и ком проблем внутри уже рассматриваемых дел. Стороны споров вовсе не бездействуют и пользуются всеми оставшимися у них возможностями по наполнению дел доказательствами: направляют ходатайства и в электронном виде, и по «Почте России». По данным Верховного суда РФ, за период карантина в суды поступило 225 тыс. электронных документов, что на треть больше, чем за аналогичный период 2019 года. При этом из них тоже рассматриваются только самые срочные или не требующие личного участия сторон. Остальные же откладываются до лучших времен.

Два выхода

Для тех, кто не хочет ждать, есть два варианта. Первый — заявить ходатайство о рассмотрении дела по документам, без личного участия. Но нужно, чтобы об этом заявили обе стороны, иначе ускорения не получится, говорит Дарья Борисова, партнер компании «Григорьев и партнеры»: «Если такое ходатайство заявит только одна сторона, а вторая откажется, то суд все равно отложит дело до конца карантина, чтобы провести очное заседание. А как правило, в скорейшем рассмотрении дела заинтересована только одна сторона — истец. Ответчику же нет смысла ускорять процесс. Если же у сторон настолько хорошее взаимопонимание, что они хотят одного и того же, то им обычно и суд не требуется: они могут разрешить свой спор в переговорах и примирительных процедурах». Действительно, как выяснил РБК Pro, за время карантина такие ходатайства поступали в суд только от госструктур, судящихся между собой: чиновникам часто все равно, какое решение вынесет суд, лишь бы не быть за него в ответе перед начальством.

Второй вариант — слушание дела в режиме видео-конференц-связи (ВКС). Здесь тоже много недостатков, но главное — это позволяет сторонам выступать перед судом, отвечать на вопросы, давать пояснения, не рискуя заразиться коронавирусом. Однако ключевая проблема такого варианта — острый недостаток систем ВКС в судах. В районных судах, как правило, имеется только по одному комплекту оборудования (оборудован один зал), в судах регионального уровня — по 10–15 комплектов. При этом на рассмотрение одного дела по ВКС требуется минимум два комплекта — один для судьи, второй для выступающей стороны. А если участвовать хотят обе стороны, да еще и третьи лица, — то три и более.

Как подключалась связь

В начале 2000-х годов, когда системы ВКС внедрялись в судах, главная цель была обеспечить продление сроков содержания под стражей опасных преступников (лидеров организованных преступных сообществ и групп) без риска для жизни сотрудников ФСИН при доставке подследственных из изолятора в суд и обратно. А для этого районному суду и в самом деле достаточно одного комплекта оборудования, который все остальное время использовался исключительно для участия председателей в ведомственных онлайн-совещаниях с Верховным судом РФ (собственно, сам ВС и вовсе перешел на удаленное рассмотрение всех дел в порядке надзора).

В последние годы ВКС были внедрены и в арбитражных судах: если кто-либо из участников спора не имеет финансовой или физической возможности прислать представителя на заседание в другой регион России, то заявляет ходатайство о своем участии в заседании «по Сети» из здания суда в регионе своего присутствия. Но стороны все равно не использовали эту возможность без большой нужды: личное присутствие в зале суда всегда лучше.

Короче говоря, судебная система оказалась не вполне готова к онлайн-процессам. По данным ВС РФ, за время карантина (23 «рабочих нерабочих» дня) по системе ВКС было проведено только 8 тыс. заседаний, или менее 350 в день. Учитывая, что, по данным судебного департамента, системами ВКС де-юре оснащены 3 тыс. судов всех инстанций, похоже, что либо часть этих систем в регионах де-факто просто неисправна (или нет специалистов, которые могут ее настраивать), либо большинство судей просто не знают, как работать в новых условиях, и без приказа сверху этого не делают. Есть, впрочем, третий вариант: никто из сторон не хочет доверять свой спор экрану, и участники процессов просто не обращаются в суды с такими ходатайствами.

Показательный процесс

Чтобы выяснить, как обстоят дела на самом деле, РБК Pro подсчитал, сколько ходатайств о проведении заседания по ВКС поступало в арбитражные суды всех инстанций каждый день с 1 по 22 апреля 2020 года и сколько из них суды удовлетворяли. Оказалось, что 1 апреля из поступившего в суды 101 ходатайства удовлетворено было только девять. А затем всю первую неделю месяца суды отказывали в слушаниях по ВКС вообще всем (за эти дни поступило 274 таких заявления). Затем 8 апреля суды снова удовлетворили четыре из 144 ходатайств, 9 апреля — девять из 188. Затем ситуация кардинально изменилась: суды стали чаще удовлетворять заявления о ВКС, и количество последних выросло в разы. Так, 10 апреля суды удовлетворили 14 из 87 заявлений, 13 апреля — 27 из 298, 14 апреля — 24 из 396 заявлений, 15 и 16 апреля — по 34 из соответственно 483 и 329 и т.д. Дело в том, что 8 апреля президиум ВС и Совет судей РФ выпустили новое постановление, в котором еще раз настоятельно рекомендовали судам «при наличии технической возможности инициировать рассмотрение дел в режиме видео-конференц-связи». А затем, по словам знающих юристов, всем председателям судов, тоже в режиме ВКС, верховные судьи разъяснили, что этот пункт их постановления не для галочки и его надо выполнять наравне с пунктом о прекращении личного приема граждан.

Впрочем, более детальное изучение удовлетворенных заявлений показало, что в апреле заседания по ВКС назначаются уже на июнь—июль 2020 года в соответствии с расписанием работы систем связи. Таким образом, эффект ускорения сходит на нет. А если к тому времени карантин закончится, то и смысла в удаленке уже не будет.

Как отмечает Борисова, суды довольно быстро поняли, что классическая видео-конференц-связь — между залами заседаний судов и изоляторов — не поможет разгрести завалы гражданских дел. Поэтому уже на второй неделе апреля в судах стали искать альтернативу. Так, например, Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области 17 апреля опубликовал сообщение, что с понедельника, 20 апреля, начнет проводить заседания по Skype: чтобы воспользоваться этой возможностью, надо было накануне заседания заполнить согласие о проведении его в такой форме. Однако идея так и не была воплощена: уже 20 апреля сообщение с сайта суда исчезло. Тем не менее, как отмечают юристы, работники аппаратов судов стали подключать личные компьютеры участников споров к выделенному каналу ВКС: в третьей декаде апреля многие участники юридического рынка выступили на заседаниях прямо из своих квартир. «Было довольно необычно наблюдать, как адвокаты оппонента говорят свои судебные речи на фоне книжных шкафов и явно домашних обоев», — делится впечатлениями от своего опыта Борисова.

При этом, как говорит Александр Ганзер, старший юрист Dentons, Skype прижился в Палате по патентным спорам (ППС) Роспатента, а также в Суде по интеллектуальным правам (СИП) РФ. «В ППС наше ходатайство было удовлетворено, так как аналогичное ходатайство было заявлено противоположной стороной. Заседание состоялось 27 марта. А вот в СИП, где заявитель обратился с таким же ходатайством о проведении заседания 6 апреля, перенес его на 7 мая». В то же время, как отмечают другие юристы, благодаря новым возможностям ВКС сегодня встречается даже обратная ситуация — когда суд практически вынуждает сторону участвовать в заседании в режиме ВКС, удовлетворяя ходатайство противоположной стороны.

Екатерина Тиллинг, партнер, руководитель IP практики Eversheds Sutherland

«Мы столкнулись с ситуацией, когда рассмотрение дела с использованием ВКС в период ограниченной работы госучреждений, в том числе на приемку курьерской корреспонденции, привело к нарушению прав нашего клиента. Дело было назначено к рассмотрению в последнюю рабочую неделю марта. Материалы к слушанию принимались тогда уже только по электронной почте, очная подача документов через канцелярию была приостановлена. Между тем ряд процессуальных документов может быть предоставлен только в оригинале, такие как доверенность и важное для нас в этом деле заявление о внесении изменений в оспариваемый товарный знак клиента. Ссылаясь на эти обстоятельства в ходе заседания, мы неоднократно просили перенести слушание на дату после 8 мая, чтобы как минимум обеспечить возможность очного участия в рассмотрении и внутренних юристов клиента, которые без наличия оригинальной доверенности, разумеется, к слушанию допущены не были. Здесь надо отметить, что участие в заседании путем ВКС является правом стороны спора, а не обязанностью. Есть дела, которые нельзя в силу субъективных причин рассматривать по телевизору, а нужно личное присутствие — для обмена документами, для полной уверенности, что тебя расслышали верно, нет помех связи и пр. Помехи связи были, документы приходилось демонстрировать в веб-камеру, что несомненно отразилось и на качестве принятого финального акта».

Риски ВКС

Некоторые участники юридического рынка сходятся во мнении, что стороны, чьи дела слушаются по ВКС, рискуют, что решение в их пользу, принятое во время карантина, не устоит впоследствии при обжаловании. «Для тех дел, которые рассмотрены в период ограничений из-за COVID-19 в отсутствие сторон спора, существует проблема гласности. Открытое рассмотрение таких дел также невозможно: суды не пускают в свои здания слушателей в том числе журналистов», — рассуждает Ганзер.

Ирина Мошнякова, руководитель отдела строительства и недвижимости, старший партнер Института проблем предпринимательства

«Считаю, что далеко не всегда, особенно в делах, требующих навыков хорошего литигатора (судебный представитель, который великолепно выступает в суде. — РБК Pro) либо обозрения сторонами подлинных документов, проведение состязательного процесса в режиме конференции даст положительный результат»

Юрий Апухтин, партнер компании РАУД

«В ситуации рассмотрения дел по удаленке существует очень высокий риск процессуального злоупотребления. Документы на представительство подают в электронном виде, то есть сканы. Соответственно, у суда отсутствует возможность полного и всестороннего изучения полномочий представителя в части подлинности указанных документов.

В нашей практике довольно часто приходится обращаться с ходатайством о рассмотрении проведения заседания по ВКС. Статистика удовлетворения — 50/50. Тут главное заранее подготовиться и подать ходатайство на случай отложения дела (или при первичной подаче иска) — так суды перед назначением новой даты заседания (или первой даты) смогут вначале узнать о технической возможности и уже потом назначить соответствующее заседание. Но в ВКС есть и свои минусы. Основной — проблематично изучить вновь представленные документы по ту сторону экрана оппонентом, и чаще всего приходится заявлять отложение».

Источник:
Автор:
Павел
Горошков
архив Пресса о нас